Политика

КС признал неконституционным неограниченное право обвинителя восстанавливать уголовное дело

КС признал неконституционным неограниченное право обвинителя восстанавливать уголовное дело

«Поскольку право на реабилитацию уже появилось, обвинитель осуществляет не уголовное преследование, а особый вид деятельности, связанный с реализацией последствий оправдания подсудимого либо предотвращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям, представляя суду материалы, которые касаются имевшего место до этого уголовного преследования».

Кроме того, суд подчеркнул потребность принесения извинений лицу за необоснованное уголовное преследование. Прокуроры смогут делать это на протяжении года после предотвращения преследования, через год распоряжение может быть отменено только судом по заявлению обвинителя либо потерпевшего. Кроме того, обвинитель не освобожден от выполнения обязанностей разъяснять пострадавшим от правонарушений порядок защиты их прав и свобод, принимать меры по предупреждению и пресечению нарушений закона, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению причиненного ущерба. В то же время уполномоченный Совета Федерации Екатерина Егорова сообщила, что установление срока, на протяжении которого может быть отменено распоряжение о прекращении уголовного дела, а еще обязательности проверки решения об отмене судом, могло бы стать дополнительной гарантией защиты прав. Обязанность принести извинения лежит сейчас на прокуратуре, решил Конституционный суд.

Согласно решению КС РФ, для разрешения вопросов, связанных с исполнением вердикта, обвинитель вправе участвовать в судебном совещании, а часть оспариваемых норм (ст. 135 и ч. 6 ст. 399 УПК РФ) не противоречит Конституции.

На период, пока соответствующие изменения не будут внесены, Конституционный суд ввел кратковременный порядок отмены распоряжения о прекращении уголовного дела — она допускается в срок, не превышающий одного года со дня вынесения такого решения. До этого момента введен кратковременный порядок отмены решений о прекращении уголовного дела. Как пояснили в суде, такая отмена допускается в срок, не превышающий года со дня вынесения распоряжения. Однако это все-таки возможно только в тех случаях, когда выявляются новые сведения о причастности лица к совершению правонарушения, «а такая отмена будет нужна для восстановления социальной справедливости и предупреждения совершения новых преступлений», подчеркивается в сообщении. Максиму Бондаренко за практически 10 лет мытарств и следующие практически 10 лет попыток реабилитации извинения принесены так и не были. Его обвиняли в мошенничестве, однако суд его оправдал. В итоге дело было возвращено на новое рассмотрение и впоследствии прекращено. Также заявитель считает неприемлемым произвольное участие обвинителя в делах, связанных с возмещением ущерба реабилитированному. Он запретил прокурорам издеваться над вчерашними подозреваемыми и восстанавливать против них закрытые дела. Около 10-ти лет назад он подозревался в совершении правонарушения, однако дело было прекращено за отсутствием состава правонарушения.

Бондаренко обратился с жалобой в КС. По его мнению, история Максима Бондаренко показательна: если бы он «не потребовал возмещения вреда в порядке реабилитации, то, скорее всего, не было бы и восстановления в отношении него уголовного дела и многолетних „хождений по мукам“ русского правосудия». В связи этим автоматом заканчивается и процесс реабилитации. Кроме того, такая практика не дает возможность пользоваться правом на возмещение государством «вреда, причиненного преступными деяниями либо бездействием органов национальной власти либо их должностных лиц», гарантированного статьей 53 Конституции РФ.